О Теоретических и организационных аспектах развития БРИКС

В.П. Логвиненко

Как известно, БРИКС это – неформальное межгосударственное объединение, созданное по инициативе российской стороны, которое по формальным признакам можно отнести к международным параорганизациям клубного типа, а по стилю управления – к межправительственным объединениям. Вместе с тем в рамках БРИКС осуществляется не только экономическая, но и социально-экономическая, в том числе образовательная,  деятельность в интересах стран – участниц и мира в целом. Это видно, в частности, по повестке дня VI Академического форума БРИКС, который прошел в Бразилии (Рио-де-Жанейро) 18–19 марта 2014 года. Дискуссии были организованы в рамках десяти сессий, на которых обсуждались проблемы:

  • БРИКС и их соседи: торговля и инвестиции
  • Устойчивое инклюзивное развитие
  • Сотрудничество БРИКС в области международного развития
  • Перспективы развития информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) в странах БРИКС
  • Новый средний класс
  • Ускоренная урбанизация: вызовы мегаполисов
  • Производительность и «ловушка среднего уровня дохода»
  • Социальная защита
  • Мир и безопасность
  • Глобальное управление

На сессиях «Мир и безопасность» и «Глобальное управление» отмечалась необходимость реорганизации глобального управления в связи с изменением баланса сил на международной арене. Очевидно, что именно эти обозначенные Форумом направления, наряду с Концепцией инклюзивного развития (предложенной Китаем) и ориентацией на «Повестку дня на 21 век» (устойчивое развитие), определяют стратегическую направленность деятельности БРИКС и задают исходные позиции для реализации других направлений.

Тем не менее, для достижения обозначенных целей, как было отмечено на заседании ученого совета АИДА: «в качестве обязательной и упреждающей предпосылки, необходимо сформулировать и принять единогласно перспективную стратегическую цель, которая не звучит ни в одном из доступных документов. В том виде, в каком она просматривается, в лучшем случае возможно тактическое преимущество в борьбе за власть на глобальном олимпе тех или иных участников, одним из которых будет БРИКС. Появление новых участников в глобальном противостоянии ведет к переформатировке процессов глобального уровня без изменения их конфронтационной сути. Это, в свою очередь, даже при самых лучших и искренних намерениях приведет лишь к обострению противоречий, глобальному противостоянию и новому витку гонки вооружений.  Это первое замечание.

Второе. В самом формате БРИКС заложена потенциальная возможность серьезных противоречий: духовно-религиозных, культурологических, экономических и административно-стратегических. Финансовые возможности не являются и никогда не являлись долговременным и важным основанием для устойчивого строительства» (А.Н. Малюта – д. филос.н, проф., акад. МАФО).

Основываясь на материалах открытого доступа, в том числе приведенных, мы провели внешнюю оценку решений и перспективных шагов развития БРИКС с позиций делового администрирования, учитывая, в том числе следующее:

– на саммите БРИКС в г. Санья  (КНР) в апреле 2011 г. отмечено, что в принятом перспективном плане действий сделан акцент на более активное включение в сотрудничество структур гражданского общества; 
            – для реализации целей БРИКС предполагается развивать новые формы сотрудничества в научно-технической и инновационной областях, создать экспертно-политические каналы консультаций со странами БРИКС, а также другими странами и международными организациями, обеспечить экспертное сопровождение внешней и внешнеэкономической политики России в БРИКС.

Национальный комитет по исследованию БРИКС отмечает важность создания и развития новых форм сотрудничества и способствует решению этих задач. На мой взгляд, нет необходимости дополнительного обоснования важности решения организационных вопросов, с учетом принципов внутрисистемного развития и межсистемного взаимодействия правительственных и неправительственных структур и организаций, участвующих в деятельности и решении управленческих задач БРИКС.

Тем не менее,  подчеркну положение Повестки Дня на 21 век: «27.3. Неправительственные организации, включая некоммерческие организации, представляющие группы, которые охватываются настоящим разделом Повестки дня на ХХI век, обладают признанным и разнообразным опытом, специальными знаниями и потенциалом в тех областях, которые будут иметь особое значение для осуществления и обзора экологически безопасного и социально ориентированного устойчивого развития, которому посвящена вся Повестка дня на ХХI век. Таким образом, сообщество неправительственных организаций представляет собой общемировую сеть, которую следует подключить к работе по достижению этих общих целей, наделить соответствующими полномочиями и укрепить.»[1] 

Формально участие институтов гражданского общества в России закреплено на законодательном и концептуальном уровне, однако на практике проявляются разночтения в понимании и определении гражданского общества, роли НКО, включающего как общественные и политические объединения граждан, так и структуры, реализующие социально-экономические задачи. Сегодня можно утверждать, что между российской властью и научно-общественным сообществом не установлено достаточное взаимодействие, позволяющие при решении практических вопросов располагать полнотой информации о существующих научных подходах, оценках и противоречиях, способах и путях решения практических задач различного уровня (локальных, региональных, национальных, глобальных). 

Важно отметить особенности развития неправительственных организаций и в других странах.  Так, роль китайского гражданского общества в области политической реформы проявляется в трех аспектах. Во-первых, гражданское общество наращивает организационный фундамент социального самоуправления на благо китайской политической реформы. Во-вторых, стимулирует переход в конфигурации власти от унитарного господства правительства к модели плюрального управления. И, в-третьих, культивирует концептуальные основы гражданского сознания в интересах политической системы демократии. И тем не менее структурные особенности китайского гражданского общества предопределяют его слабость, нестабильность, институциональную неэффективность и весьма скромную роль в политическом развитии.[2]

Таким образом, решение задачи конструктивного взаимодействия между секторами общества актуально и для развития БРИКС, реализации его целей, задач и программных направлений. Можно предположить, что анализ проблем взаимодействия государства и гражданского общества с позиций межсистемного подхода, позволит каждой стране – участнице найти пути оптимизации управления внутри страны.

Несомненно, эта задача непростая, но её решение создает предпосылки к построению модели проектируемого взаимодействия в различных форматах и контурах.  Невозможно исключить и процессы самоорганизации в сфере отношений между гражданами и организациями, созданными ими для достижения целей устойчивого развития. Это предусмотрено и самой Повесткой дня на 21 век.

При формировании концептуальных положений взаимодействия необходима выработка единого понятийного аппарата, формирование объединяющих концептов и проектных задач.

В качестве приоритетной на современном этапе развития современности нами выделена задача формирования нового мышления, актуальность решения которой было сформулировано на Международной конференции РИО-92, проводимой под эгидой ООН и трижды подтверждалась в последующие годы РО+15, РИО+20.

Попытка решить данную задачу на протяжении двадцати лет, по нашей оценке, потерпела сокрушительное поражение, решений нет и сейчас, а актуальность задачи стала еще более очевидной в связи:

  • потерей управляемости практически всеми глобальными процессами, инициированными “сильными мира сего”;
  • неадекватностью ситуационного анализа глобальных процессов, приводящего как к полной «непонимаемости» их истинной сути, так и ошибочностью в оценках рисков и возможных катастрофических последствий в ходе их реализации;
  • методологической несовместимостью стратегически важных задач и теоретических средств, использованных для их постановки, управления и оценки.»[3]      

Реализация этой задачи могла бы быть поддержана и финансово стимулирована (введением специальной премии глобального значения) финансовыми механизмами БРИКС (фондом и т.д. ).  Предложенные подходы к ее решению должны выдержать экспертную оценку, а избранный – быть более мощным, чем существующий и приводить не к конфронтации, а консолидации человеческих усилий и взаимопониманию во имя спасения всей планеты.

Решению вышеприведённых задач могли бы способствовать инновационные технологии организации консультативного процесса, в том числе сетевые технологии, позволяющие, с одной стороны, обеспечить доступ к участию всех желающих представителей профессиональных и научно-общественных сообществ (если не будут оговорены ограничения или особые условия участия), с другой, решить вопросы конфиденциальности и адресного доступа к информационным и аналитическим материалам. Кроме того, использование инструментов дисковых технологий позволяет решать задачу сохранения авторства и интеллектуальной собственности участников (как на индивидуальном, так и коллективном, в том числе страновом, уровне).

Считаю, что в структуру консультативного процесса целесообразно включить тематические семинар-совещания. Речь идет не о формальной смене формата коллегиальной работы, а внедрении практики обоснования заданной проблемы не только на основании мнений экспертов, но и с помощью методологического инструментария.  На одном из таких совещаний, можно решить вопрос обоснования Концепции развития БРИКС, важность которого подчеркнута на прошедшей научно-общественной сессии (24.04.15).

Известно, что главными ресурсами, на которые опираются экономики стран БРИКС, признаны:

Очевидно, что при решении задач социально-экономического характера в этих странах, в числе которых выделены «новый средний класс» и «социальная защита», страны–участницы будут заинтересованы и в попытке решения собственных проблем. Например, Бразилия, в которой отмечается «наиболее неравномерное распределением доходов»[4] или ЮАР, где экономические проблемы дополняются глубокими социальными противоречиями, в особенности это касается бедности и безработицы, которая у менее благополучных социальных и этнических групп достигает 25 %[5].  Общей проблемой экспертами выделена дешевизна труда, обусловленная высокой численностью населения в этих странах и препятствующая достижению высоких темпов экономического роста. Отмеченные социальные проблемы являются неотъемлемой составляющей проблематики устойчивого развития.

 В этой связи помимо приведенных выше теоретических и организационных аспектов, способных оптимизировать усилия сторон в рамках БРИКС важно, на мой взгляд, отметить потенциал подхода РЕБС (Российская Единая Биржевая Система), в основу которого заложено биржевое управление национальными активами и механизмом масштабирования цен. Истоками этого подхода являются работы С.Ю.Витте, Д.И.Менделеева, П.А.Столыпина, О.Е.Кутафина, Д.С.Львова, Н.К.Байбакова, П.Г.Кузнецова, а также многих ученых – практиков и их современных последователей. Разработчиками, в числе которых ТПП РФ, МГУ, МАФО и другие организации, проведена значительная работа по созданию теоретических основ, механизмов систематизации и оценки материальных и нематериальных активов, в том числе и человеческого потенциала. Как известно, существуют три основных направления регулирования уровня жизни населения:

  1. При помощи государственных стандартов.
  2. При помощи регулирования оплаты труда.
  3. При помощи регулирования социального развития.

Авторами подхода «РЕБС» на основе анализа современной практики формирования пакетов инвестиционных проектов, как в зарубежных странах, так и в России, определено, что одним из важнейших направлений современной инвестиционной политики становится её социальная составляющая. Но именно практика социального и социально-экономического управления и прогнозирования требует привлечения методов системного анализа и инвариантного моделирования.

Учитывая, что с 1 апреля 2015 года председательство в БРИКС перешло к России (до 15 февраля 2016 года) мы имеем неповторимый шанс внести свой вклад в решение проблем, определяющих шансы каждой страны – участницы БРИКС и всего мира на устойчивое развитие («предполагающее выход на более высокий иерархический уровень развития в зоне системного кризиса»[6]).

Считаем важным и возможным организацию подготовки системных аналитиков, обеспечивающих сопровождение консультационных и переговорных процессов необходимыми обоснованиями и проектными сценариями развития в междисциплинарном контексте, упреждающими возникновение разногласий и противоречий между участниками, имеющих истоки в вышеупомянутых особенностях развития каждой страны в отдельности, противоборством на глобальном уровне и формирующих условия для устойчивого развития БРИКС.

Мы готовы к сотрудничеству в интересах устойчивого развития России и стран БРИКС, если к нашим рекомендациям будет проявлен интерес.


[1] Повестка дня на XXI век. Раздел III. Укрепление роли основных групп населения. Глава 27. Укрепление роли неправительственных организаций: партнеры в процессе обеспечения устойчивого развития.  – http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21_ch27.shtml

[2] Развитие гражданского общества и политическая реформа в Китае – http://ru.theorychina.org/xsqy_2477/201209/t20120919_234673.shtml

[3] Проект-предложение «Интеллектуальный прорыв в будущее» – http://e-skno.com/ru/node/190

[4] Стенограмма седьмого открытого семинара проекта «ДЕМОКРАТИЯ В РОССИИ» «Социальное неравенство, гражданское общество и демократические институты: опыт Латинской Америки», 23 ноября 2011 года – http://www.levada.ru/stenogramma-sedmogo-otkrytogo-seminara-proekta-demokratiya-v-rossii-sotsialnoe-neravenstvo-grazhdans

[5] РОЛЬ И МЕСТО ЮАР В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА – www.inafran.ru/sites/default/files/news_file/avtoreferat_sidorov..pdf

[6] Определение автора, предлагающего рассматривать устойчивое развитие как системную характеристику процесса развития.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to Top